Инструменты пользователя

Инструменты сайта


куликов_анатолий

Куликов Анатолий

АНАТОЛИЙ КУЛИКОВ – МУЗЫКАНТ И КОМПОЗИТОР

10 лет работал бас-гитаристом в ансамбле «Арсенал» (лауреаты 14-ти международных джазовых фестивалей). 13 лет работал и продолжает работать сейчас в ансамбле Аллы Пугачевой. Многократно признан лучшим бас-гитаристом в СССР и России (опросы в «Московском Комсомольце» и «Music Box»); вошел в джазовую и рок- энциклопедии; лауреат песни года (исполнитель Алла Пугачева, песня «А я в воду войду»). Женат, имеет двоих детей, они заканчивают школу, дочь – студентка музыкального училища им. Гнесиных, сочиняет музыку, пишет стихи, имеет свою группу и гордится своим «звездным» папой.

Валерия: - Толя, могу ли я разделить свои вопросы на:

1. Анатолию Куликову музыканту?

2. Анатолию Куликову композитору?

Анатолий: - Я не против.

В.: - Как музыкант, когда ты почувствовал уверенность в своих профессиональных данных?

Т.: - Профессиональных? Это когда начал получать зарплату. А в музыкальных – в 8-м классе. Я взял бас-гитару 1-й раз в руки и больше ничем, кроме этого не занимался. Но, однако, я закончил Московский Энергетический институт.

В.: - Из МЭИ вышло много талантливых людей!

Т.: - Да, у нас там была целая команда: Владимир Маркин, Александр Градский («Скоморохи»), Карэн Шахназаров и др. В Москве было несколько точек, где встречались все музыканты: МЭИ, МГУ, Архитектурный институт, там мы и получали «кайф» от лучшей для того времени музыки.

В.: - Какая тогда была музыка?

Т.: - Тогда была музыка, похожая на современную молодежную музыку. Были: Битлз, Кризонс, Ди пёпл, т.е. музыка, которая игралась на гитарах, которую можно было повторить, сыграть и спеть. А когда появились «Бонни-М», диско, они стали использовать записи, синтезаторы, дорогую технику, вот тогда и прекратилась самодеятельная игра. А сейчас группы Нервана, Гранж опять стали доступны для людей, опять можно стало их повторять, поэтому появились рок-группы и клубы.

В.: - В «Арсенале» ты был бас-гитаристом? Кто еще работал в «Арсенале»?

Т.: - Да, я могу сказать из тех, кто сейчас светится: Алексей Козлов (саксофон) до сих пор руководит Арсеналом, Виктор Зинчук (гитара), Иван Смирнов (гитара), Вячеслав Горский (фортепиано), музыканты из оркестра Олега Лунстрема.

В.: - Как случилось, что ты стал работать в ансамбле Аллы Пугачевой?

Т.: - Получилось очередное совпадение в моей жизни; происходил некий кризис в жанре фьюжн-джаз-рок и, поскольку была перестройка, и все изменилось, билеты на концерты стали дорогими, дорогими стали и дороги, многие жанры стали элитарными. Они уже не смогли существовать в больших залах и, естественно, сошли с больших сцен, ушли в клубы. Эта же проблема была у ансамбля «Арсенал», в котором я работал.

В.: - Итак, ты стал бас-гитаристом в ансамбле Аллы Пугачевой, но ведь это большая перемена в жизни после джаза.

Т.: - Перемена большая, но я уже могу сказать свои впечатления, по происшествии 13-ти лет, которые я работаю там (считая время, когда я работал с Ф. Киркоровым и ансамблем «Рецитал»). Я счастлив, что так произошло, потому, что мне удалось остаться музыкантом в это тяжелое время и зарабатывать на хлеб своим любимым делом.

В.: - Насколько вы дружны в ансамбле или каждый сам по себе? Это маленькое государство? Что это за коллектив? Как вы существуете, как музыканты, как люди?

Т.: - Хорошо, все уважают друг друга. В принципе это коллектив, подобранный Аллой Пугачевой и именно для А.П. Она берет специалиста для себя, человека, с которым она может работать. И, тем не менее, у нас у каждого есть свои какие-то дела.

В.: - Значит, запретов нет, чтобы вы могли заниматься дополнительной работой?

Т.: - Запретов нет, есть просто этические моменты, какие-то чисто человеческие нормы. Главная задача – это не сорвать концерт А.П. и быть всегда в форме.

В.: - Есть ли такие моменты, когда приходится заставлять себя играть какую-то музыку, которая не по Душе абсолютно?

Т.: - Меня, как бы, Господь спас от тех вариантов, в которых мне приходилось бы себя «насиловать», т.к. мне повезло – я в своей жизни занимался в двух интереснейших коллективах: «Арсенал» (10 лет) и ансамбле Аллы Пугачевой (13 лет), которые являются лидерами в музыке.

В.: - Есть ли у тебя ощущение, что сейчас нет хорошей музыки на радио и ТВ? Где она настоящая музыка?

Т.: - Она вся в клубах. И, причем, я могу сказать, что раньше практически приезд любого иностранного музыканта вызывал бурю эмоций и ажиотаж, сейчас практически каждую неделю в джазовых клубах играют классные музыканты. Нет худа без добра. Убрали занавес, и стал возможен обмен информаций. Каждый выбирает, что хочет: рок, джаз, поп- музыку, дискотеки. Но во всем Мире популярной музыки больше, на Западе джаз занимает 6-17 %. На Аллу Пугачеву больше спрос. Такая музыка больше и звучит. Я написал для нее песни: «А я в воду войду», «Рождественская» и буду писать, и ей решать, когда их исполнять.

В.: - О гастролях. Во многих ли странах ты бывал?

Т.: - Во многих. С «Арсеналом» в социалистических странах, с А.П. по всему миру.

В.: - Вы выступали только перед русскими или…?

Т.: - С «Арсеналом» перед местными. В Западной Германии нас назвали 2-й бомбой и была статья «Русские идут…». С ансамблем А. Пугачевой – перед русскими зрителями. Русские принимали нас на Ура, для них это – праздник. Мы не ценим, что мы купаемся в своей родной речи. Когда люди живут за границей, для них родная речь – это кусок черного хлеба и селедка.

В.: - Я уважаю тебя, как композитора, слушаю радио и смотрю телевидение. Что тебе нужно для того, чтобы написать песню: влюбиться, жениться, от чего-то отрешиться или…?

Т.: - Нужно определенное количество эмоций, самое страшное, когда их нет, когда ты в какой-то момент пуст, когда тебя ничего не радует, ничего не огорчает – тогда ничего не получится. А вот пока ты жив, пока накапливается или неожиданно взрываются эмоции – тогда рождается творчество.

В.: - Что ты можешь сказать о творчестве?

Т.: - Наше творчество – это наши астральные дети и они живут тогда, когда кто-то их исполняет. И что радует, что мою музыку исполняют в фильмах, ансамбль «Арсенал» исполняет две мои пьесы, Алла выпустила 3-и альбома (куда вышла моя песня), мои песни поет Евгений Кемеровский, Рита Воронцова, поп. американская группа, есть блок песен, которые проходят на Ура: «Подари мне лето», «Поезд в ночи» и др. Но, главное, чтобы то, что ты делаешь, трогало людей, волновало или успокаивало, чтобы ждали с тобой встречи и надеялись на Будущее.

В.: - Ты – «жаворонок» или «сова»?

Т.: - Раньше был «совой», но когда появились дети, стал «жаворонком», т.к. дети слишком рано собирались в школу.

В.: - Ты насильно стал жаворонком, но «насильно» музыку не напишешь?

Т.: - У меня был парадокс: мне казалось, вот если бы я был один, у меня была бы «куча» музыки и куча «песен». Как-то семья была на юге, в Москве я был один. Я один ходил по комнатам и думал, что здесь должен быть тот-то, а его нет, а здесь – тот-то, а его нет… Не получилось никакой музыки. Оказывается, я живу в полной гармонии с моей семьей и повседневная жизнь с проблемами и суетой – это нормально. Давай лучше я тебе сыграю музыку, посвященную моему другу, его теперь уже нет, это Дима Власенко, он делал мой плакат. Неожиданно ночью появилась эта мелодия.

(Я слушала музыку, которую затем слушала на концерте Анатолия Куликова в малом зале на Таганке, звучала прекрасная акустическая композиция, где А.К. – автор-исполнитель, еще несколько музыкантов участвует в программе, которая называется «Песнь осенняя». «Живая», чистая, до самого сердце доходящая музыка, такая необходимая для того, чтобы понять, что: жизнь, любовь, счастье, радость есть и будут всегда, пока есть на Земле настоящая музыка и настоящие музыканты).

В. Воронцова, газета «Пенсионер и общество», № 9, [36], май 2003

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

куликов_анатолий.txt · Последние изменения: 2009/04/05 11:07 — kate