Алла Пугачева

АЛЛА ПУГАЧЕВА: "Я НЕ УМЕРЛА, У МАКСИМА ГАЛКИНА НЕВЕСТЫ НЕТ"

12 октября в отеле Ritz Carlton случился светский прием по случаю запуска на частоте 9,8 FM радио «Алла». Алла Пугачева, являющаяся на новой радиостанции художественным руководителем, ответила на вопросы.

- Думаю, не стоит говорить, - сама начала Алла Пугачева, - насколько я счастлива, что у меня есть новая возможность общаться со своими зрителями еще и посредством радио. Слушатели радио - это те же зрители в зале. У меня появилась возможность напомнить всем, что я там напела за все эти годы. Ведь появилось новое поколение, которое даже и не знает, с чего я начинала. У них есть свои радиостанции и свои кумиры.
Я обратила внимание, особенно это стало очевидным в последние пять лет, что для аудитории от 30 до 50 лет практически нет радиостанций. Чтобы эти люди могли послушать те песни, под которые они любили, страдали, находили в них ситуации, созвучные с их жизненными реалиями. Я говорю не только про свои песни, но и про песни Юрия Антонова, Юрия Лозы, Лаймы Вайкуле...Это поколение в возрасте от 30 до 50 в последнее время было просто обделено. И радио «Алла», как оказалось, с успехом эту нишу заполнило. Я получаю массу звонков, писем и телеграмм, в которых пишут: «Спасибо, спасибо, спасибо». Что еще можно желать, для того, чтобы быть счастливой? Я, действительно, поняла, что мне это безумно интересно. И я спокойно смотрю в завтрашний день, потому что теперь есть, где разместить новые песни свои и своих коллег. И мне не скажут, что это «неформат». Формат радио «Алла» - это прежде всего добро и девиз: «Пусть новые звезды зажгутся, а старые не упадут». Если вы помните, это девиз «Рождественских встреч». И та атмосфера, которая царила на «Рождественских встречах» должна царить в радио-эфире. Потому что в мире, где много насилия, агрессии, а с экранов телевизоров льется кровь, разборки, братва, путаны, наркоманы, на чем-то душа должна отдыхать. Думаю, что радио «Алла» поможет людям как-то залечить душевные раны, воспрянуть, чтобы люди не унывали. Потому что уныние - это большой грех. Вот - главный формат радио «Алла».
- Алла Борисовна, вы не раз признавались, что с бизнесом вам не везет.
- Я просто не знаю, что такое бизнес. Я знаю, что такое творчество.
- Учитывали свой предыдущий неудачный опыт, когда заключали договор?
- Как всегда нет.
- А если «кинут»?
- Ну и пусть «кинут». Я из-за этого меньше любить людей и доверять им не буду. Я по-другому воспитана. Я привыкла верить. Ну а если меня «кинут» - это их проблемы. Терять такое дело.
- Говорят, вы распустили свою группу и прекращаете гастрольную деятельность?
- Конечно, гастроли мои сократились, несмотря на то, что желание людей увидеть и услышать меня, огромно. Я сама этому удивляюсь. Когда выезжаю на гастроли, у меня полное ощущение, что я попала в 78-й год, когда я была сенсацией, когда у меня были полные залы, аншлаги и т.д. К сожалению, сейчас здоровье не всегда позволяет доехать в тот или иной город. Пою с 16 лет и, конечно, есть издержки производства. Например, чтобы отработать концерт живьем, мне нужно месяц молчать. Я вставила в концертную программу три фонограммы, чтобы как-то облегчить себе задачу, но все равно пою поверх фонограммы. Врачи говорят мне, что себя уже нужно как-то поберечь. Поэтому стараюсь себя беречь. Но пока буду продолжать давать концерты. До 60 лет точно буду работать. Только что была в Сочи, следующие концерты у меня в феврале.
На радио «Алла» я как раз и хочу ввести рубрику или минутку «Пугачевской правды», чтобы бороться со слухами, которые пишут в газетах. И теперь у меня есть возможность отвечать: «Дорогие друзья, я не умерла, у Максима Галкина невесты нет, у моей дочери тоже все в порядке, она прекрасно гастролирует, внук там-то и там-то». То есть опровергать всю неправду. Ну а газеты... я их понимаю. Тем более, когда появляется какое-то новое издание, о ком еще писать, что-нибудь придумать? Конечно, обо мне. Теперь пишите, что хотите, у меня есть возможность ответить.
- Сейчас набирает популярность стиль r'n'b. Наши артисты тоже стали петь по-английски. А что такое русская песня сейчас?
- Русская песня была и будет. Это прежде всего песня для души. Как правило, песня лирическая, с грустинкой. Или, наоборот, бесшабашная. Песня, которая заставляет тебя хотя бы немножко задуматься, а не просто покушать под нее, потанцевать, заниматься в этот момент любовью. Русскую песню надо слушать. На радио «Алла» звучат именно такие песни. Но я ничего не имею против r'n'b или хип-хопа. Если бы мне сейчас было лет 16-17, не знаю, может быть, я была бы в хип-хопе.
- Вы участвуете в отборе музыки для своей радиостанции? Звучат ли на радио песни Филиппа Киркорова? Какие у вас с ним взаимоотношения?
- А что Филипп - прокаженный чтоли? Конечно же, звучит. Вы что Киркорова не знаете? Чтобы он не звучал... Он мне потом всю плешь проест. Пусть звучит, у него есть хорошие песни. Он прекрасный исполнитель, трудяга, фанатик своего дела. Но даже при таком отношении к нему, если песня будет «дерьмо», с чем-то злым (у него есть такие), то такую я не возьму. Но он такую и не принесет. Потому что прекрасно знает, что нравится мне и слушателям.
Я считаюсь большой придирой. Для меня многое было в новинку, поэтому я задавала такие нелепые вопросы: «Как, а разве на следующий день будут не другие песни, а те же самые?» Я думала, что каждый день должны звучать разные песни. Законы радио нужно соблюдать, но мы должны чем-то отличаться от других. Вот сейчас я, например, борюсь с тем, чтобы песня звучала до конца. А на всех радиостанциях еще песня не закончилась, а уже говорит ди-джей, забывая о том, что это композиторская (придумывал коду), исполнительская работа. Аранжировщик работал. Так что, конечно, я участвую в отборе песен. Зачем же тогда своим именем называть радио, если не участвовать в этом?
- Какой исполнитель или группа никогда не попадут на ваше радио?
- Честно говоря, я не думала об этом. Если в песне нет мата, агрессии, которая бы настраивала людей на что-то плохое, негативное, то для нее эфир открыт. Главное - само произведение. Песни «Океана Эльзы», «Танцев минус», Земфиры тоже имеют право быть в нашем эфире. Пусть будет элемент вкусовщины. Но разрешите мне уж почти на седьмом десятке проявить свой вкус. Песни на английском языке вряд ли будут «форматны» у нас. Но, тем не менее, я не против какой-нибудь программы, где, если разговор идет о такой музыке, она может быть. Это формат без формата. Это простор для творческих экспериментов и для общения с коллегами по цеху, со зрителями и с журналистами. У меня прямо руки чешутся. Я не могу скрыть улыбку радости, когда произношу: «Радио «Алла». Это чума!
- Насколько вы обращаете внимание на то, что пишут в газетах?
- Я не читаю. Мне Киркоров приносит пачками. Он за этим очень следит, все мне рассказывает. Так что я в курсе. Если это не сильно касается моей семьи, здоровья близких, дочери, я могу все это пережить. Понимаю, что без такой «желтухи», может быть, каким-то изданиям не выжить. Я философски к этому отношусь, хотя приятного в этом мало. Не для меня лично. Представьте, что я столько лет работала, у меня было немало тяжелых лет, чтобы добиться признания, потом удержаться на пьедестале, завоевать эту любовь. И писать неправду и разочаровать моих зрителей, мне кажется, что это преступление против профессии и против моего достоинства. Хотя, видимо, за то время, пока я пела, я воспитала замечательную плеяду зрителей, которые, пока сама не скажу, не поверят. Поэтому пишите, что хотите.
- Ходят слухи, что формат радио «Алла» уже вам предлагался когда-то, но вы почему-то отказались от предложения, потому что решили не делать бизнес с друзьями. Так ли это на самом деле?
- Те люди, о которых вы говорите, наверно, как-то невнятно мне это предложение преподнесли. Потому что я с трудом сейчас вспоминаю даже такую тему разговора.
- Нет ли у вас желания сделать какую-нибудь программу о мировой эстраде, нечто подобное, что делает Борис Гребенщиков в программе «Аэростат» на Радио России?
- Мы только начали. Конечно, сразу все невозможно сделать. Естественно, это не будет совсем уж легкомысленное радио - два притопа, три прихлопа. Хотелось бы, чтобы это было еще и познавательное радио.
- Сколько процентов вашего личного времени сейчас занимает работа на радио?
- Ой, все выше и выше этот процент. Я считаю, что я на этом радио с утра до вечера. Даже дома его слушаю. И все время на телефоне, все больше и больше накапливается вопросов слушателей. На них надо отвечать. Но, может быть, так и надо. Может быть, это Бог посылает мне такую замену гастрольной деятельности.
- На какие вопросы слушателей приятно отвечать, а на какие нет?
- Приятно мне это или нет, но отвечаю на все.
- Но о чем больше хочется говорить?
- Ни о чем. Я в своей жизни уже столько наговорила. А сейчас я просто отвечаю на вопросы тех людей, которые со мной не разговаривали. Говорим о жизни.
- У вас в гостях на радио уже побывал Илья Резник. Кого еще из известных людей вы собираетесь пригласить?
- У нас целый список людей, которых я бы хотела пригласить. Были уже Илья Резник, Михаил Жванецкий, на следующей неделе в гостях будет Сергей Зверев. Со Зверевым было очень любопытно беседовать. Это, конечно, уникальный человек. Я знаю, какой он бывает без маски. И пыталась во время разговора эту маску с него сдернуть. Но мне это не удалось.
- Собираетесь вы и дальше продвигать молодых исполнителей, как вы это делаете в случае с Майком Мироненко?
- Майк Мироненко на радио «Алла» сейчас появился с одной песней. Еще у него несколько новых песен Андрея Губина очень интересных. Я просто не никогда не проходила мимо молодых и талантливых. Что значит помочь? У них есть талант и желание что-то сделать. Надо только дать шанс раскрыться. Просто пускать по радио, показывать по телевизору и называть звездой, это еще не значит зажечь звезду. Я занимаюсь Майком не настолько, чтобы водить его за ручку и прилипнуть к нему, как слюнявчик. Боже упаси. Наоборот, заставляю его самостоятельно решать какие-то вопросы. И на моих глазах парень взрослеет и, действительно, интересно проявляет себя в творчестве. Должен быть творческий запас, а не просто так с одной песенкой выскочил и давай по знакомству на радио «Алла» с утра до вечера звучать. Боже упаси. Так же можно и убить артиста, если постоянно только его одного показывать. Молодыми заниматься интересно. Но это не значит, что нужно сажать их за парту и учить: «Делай вот так».
- Говорят, у вас сейчас очень жаркое предновогоднее время - «Две звезды» на Первом канале, «Песня года» на «России». Что-то еще?
- У меня сейчас действительно насыщенное, тяжелое время. Это и ведение «Двух звезд» с Максимом Галкиным. И подготовка «Песни года» в «Олимпийском». Наконец еще и заказные концерты на сам Новый год. Заказные концерты - это очень важно для артиста. Ну и радио. И премия «Юмор FM», и участие в «Дискотеке 80-х» 23-25 ноября. Так что до Нового года у меня очень много работы. После я поеду куда-нибудь отдыхать, а в феврале приступлю к гастрольной деятельности. Я хочу немного обновить свою программу, но тем не менее оставлю костяк песен, с которыми езжу уже три года. Все-таки и в Москве надо показаться. А то уже и обиды пошли - рядом с Москвой выступаю, а в самом и городе нет. Так что сделаю концерты к дню рождения - 59-летию в апреле. И шестидесяти сделаю что-нибудь.
- Какой деятельностью вы занимаетесь в Общественной палате?
- Общественная палата - это очень непопулярный труд. Но раз уж я там, то я правая рука председателя нашей социальной секции Александры Очировой. Мне в ближайшее время надо делать доклад по пенсиям (тяжело вздыхает - прим. автора). Это все то, что я не люблю. Я люблю конкретную работу. Пробивать поправки к закону, ходить по кабинетам, добиваться встречи с нужными людьми. Мне это легче делать, потому что у меня есть имя. И наша маленькая социальная организация пользуется моим именем, я с удовольствием иду на это. А так мы в основном сидим в тени и наблюдаем результаты. То пенсию прибавят немного, то что-то еще такое поправят. Для чего мы нужны? Чтобы следить, чтобы соблюдались законы. Чтобы эти законы работали на человека. А не то, что каждый день думаешь о стратегии России.
- Вы смотрели программу на НТВ «Ты -суперстар»? Как вы к ней относитесь?
- Я видела только один выпуск. Странное ощущение. Мне знаете, чего не хватило в этой программе? Ответа артистов вот этому молодому жюри, которое даже не знает половину артистов, которые перед ними выступали. Я бы хотела, чтобы эти наши «старички», наши мастера могли ответить как-то. А то сидит, понимаете, Дубцова и говорит: «Вот если вы сумеете сбросить нас с верхних строчек хит-парадов...». Я сижу у телевизора и думаю: «Ой, меня там нет». Чтобы она мне показала эту строчку в хит-парадах, я бы ее поставила туда, чтобы она знала, что такое «скинуться» оттуда. А эти стоят, все терпят. Я бы не стерпела. А то вышли наши «суперстары», как на расстрел, осталось только сказать: «Пли». Они не должны быть жалкими. Какой бы ни был Шура, нравится он - не нравится. Но спел он две или три песни потрясающие. Вот это наши клиенты. Мы ждем вас.
- Чего вам не хватает?
- Денег, здоровья. А так все есть. Посмотрите, как хорошо я живу! Какая я счастливая!

Подготовил Владимир Полупанов

Клуб "Апрель"

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100