#!/usr/bin/php-cgi Алла Пугачева - "Время МН" (Москва) 11 января 2002

БИБЛИЯ ОТ ПУГАЧЕВОЙ

Вот уже который год тщетно пытаюсь постичь парадокс. За минувшие 15 лет корневым образом изменились страна, общественный строй, люди, телевидение. Неизменным остаются лишь новогодние "Огоньки", эти облаченные в мишуру гаранты стабильности.
Чем больше мишуры и гарантов, тем очевидней: главная беда праздничного ТВ - малый ассортимент звезд и ньюсмейкеров. Каналы прикладывают титанические усилия в погоне за уникальностью, а ее все нет и нет. Уж как на РТР ни надрывались, то и дело пугая зрителей - опасайтесь подделок, настоящий "Огонек" только у нас", а "Огонек" оказался блуждающим. Одна и та же группа захвата, от Киркорова до Орбакайте, от Петросяна до Степаненко, от Галкина до Баскова, мелькала на всех кнопках, вызывая не меньшую изжогу, чем пресловутый новогодний салат "оливье" вкупе с заливной рыбой. Те, кому не достались вечные старые песни о главном, обреченно завлекали публику венецианским карнавалом и магом из Монте-Карло.
Впрочем, есть нечто более интересное для размышления, чем застывшие сталактитовые формы. Если традиции новогодних эфиров восходят к шестидесятым годам прошлого века, то ритуал встречи Рождества Христова закладывается на наших глазах. И явление это достойно внимания.
Вот уж несколько лет после трансляции праздничной службы на ТВ начинаются развлекательные программы. Лучший подарок православным, конечно же, выступления упомянутых выше деятелей искусств. Рождественский кич - бездарное дитя своего эклектичного времени. Это не только псалмы вперемежку с зонгами поп-див, колокольный звон под компьютерный фейерверк, военный оркестр, громыхающий на фоне ликов святых. Это еще и наша чудовищная безграмотность и духовная безнаказанность. Вот лишь одна деталь. Новостные выпуски не прошли мимо живописного кадра: на ступенях храма Христа Спасителя толпу прихожан веселили скоморохи. И на ТВ не нашлось ни одного человека, который бы знал и соответственно откомментировал тот факт, что скоморохов всегда изгоняли из храмов как бесовскую силу, порождение язычества. Одним словом, наш православный кич напоминает Аксакова, над которым насмехался Чаадаев: Аксаков одевался настолько по-русски, что народ принимал его за персиянина.
Недоумение вызывает и основной рождественский концерт, проводимый Российским благотворительным фондом примирения и согласия. А основной он потому, что именно в этом вечере принимает участие сам Алексий II. В течение нескольких лет на подобных вечерах рядом с ним неизменно находится президент фонда Гуля Сотникова. Впечатление такое, что главная из них двоих именно она, красавица с замашками бывшего комсомольского работника. И на сей раз патриарх кратко приветствовал свою паству. Гуля же разразилась целой нагорной проповедью, сотканной из привычных штампов, вроде таких - "жизнь жестока и непредсказуема". Роскошные голые плечи президента, затянутая в корсет талия, влажные губы столь наглядно символизировали торжество материи над духом, что это грозило подрывом религиозных основ. Все, однако, обошлось. После бурных аплодисментов разномастных VIРов, венчающих ее апостольское слово, Сотникова, словно архангел, растворилась в зрительном зале. Сцену быстро заполнили небесные чины пониже - ангелы, херувимы, шестикрылые серафимы.
Но как бы кто ни изощрялся, любимейшей усладой православных есть и будут "Рождественские встречи" Пугачевой. Лидером праздничного эфира становится тот канал, который освящает своим присутствием Алла Борисовна. В 2002-м повезло РТР. Рождественские встречи, точнее, воспоминания о них, начались здесь еще с середины декабря. По велению примадонны их представлял Глеб Скороходов, телеведущий, специалист по ушедшей и уходящей натуре. Впрочем, саму Пугачеву к этой категории никак не отнесешь. Она и сегодня живее всех живых. Ибо Алла Борисовна - гениальный мифотворец.
Она еще тридцать лет назад, словно профессор Хиггинс, принялась лепить из зрителей коллективную Галатею по своему образу, подобию и разумению. Именно Пугачева одна из первых поняла - мифологизированная личность должна отождествляться с коллективом. Ее хит "Так же, как вы, как вы, я по земле хожу" стал символом веры. С виртуозной изобретательностью А.Б. всегда использовала и миф о вечном возвращении. Стоит по Руси пройти слуху, что Пугачева кончилась, как она снова появляется. Потому что она - наш Одиссей, который уходит, чтобы вернуться. И, наконец, самое любопытное. Певице, которая плоть от плоти 70-80-х годов, удалось то, что мало кому удается: оторваться от исторического контекста и стать отдельным культурным - вневременным - феноменом. Только ее в нашем Отечестве именуют так, как именовали Красную армию времен гражданской войны - "великая", "легендарная", "непобедимая".
"Рождественские встречи" Пугачевой больше чем концерт. Это целая система знаков, кодов, шифров. Следует учесть, что А.Б. не только главный исполнитель, автор, режиссер, но и генпродюсер. Известно, что она все делает сама - от освещения до монтажа. Отношения Пугачевой к своим гостям - своеобразная табель о рангах. Даже в начальных кадрах, когда в клуб "Кристалл" стекаются гости, нет ничего случайного. Заметно, как тщательно продуман каждый ракурс. С Андреем Вознесенским примадонна целуется, Артемия Троицкого похлопывает по плечу, Владимира Этуша нежно обнимает, Бориса Моисеева приветствует издалека, на Евгении Миронове, воркующем с Кристиной Орбакайте, камера задерживается чуть дольше положенного, растерянного Филиппа Киркорова та же камера демонстративно обходит стороной. Лейтмотив первой же песни, которую исполняет Пугачева - "я все расставлю на свои места", - отнюдь не случаен.
Еще более иерархично подведомственное певице царство шоу-бизнеса. "Рождественские встречи" - смотр боевых сил. Кого на них не пригласили, того вроде бы и не существует в природе. Усиленного внимания примадонны удостоился Максим Галкин - он и солировал, и пел с хозяйкой дуэтом. Подобная честь выпала и Николаю Баскову, и Вячеславу Петкуну, лидеру модной группы "Танцы минус". Много пела и сама Пугачева. Ее хиты - своеобразный лирический дневник героини. Впрочем, несколько строк вполне способны обогатить и сокровищницу русской поэзии. Взять хотя бы такие: "Голова моя глупая, безногая, безрукая", "На улице мороз, на лице вопрос", "Все ушли в осень, только я - в май".
Как-то художники Виталий Комар и Александр Меламид придумали оригинальный концепт. Они вклеили статьи о себе из "Нью-Йорк таймс" в последнюю главу Библии и растиражировали ее. Пора и нашим браться за настоящее дело.

Колонка Славы Тарощиной

HotLinks.Ru: TopXXrating Рейтинг@Mail.ru